Спецтемы

Российская экономика: Прогнозы и дебаты

Автор: Сергей Кузнецов
Тема:инвестиции, Россия, Центробанк

Российская экономика удивительно пошла вверх в последние месяцы, конечно, смотря, что считать «верхом». «Верх» на самом деле означает более низкую величину (чем ожидалось) экономического спада и стабилизацию цен на нефть выше $55 за баррель.

Министерство экономики Российской Федерации выпустил очередной (четвертый за два месяца) прогноз с ожидаемым снижение ВВП на 2,8% в этом году.

 Последний прогноз Минэкономики на 2016 год продолжает считать нефть в размере $60 за баррель, при этом рост ВВП оценивается на уровне +2,3%.

На данный момент снижение реального ВВП в первом квартале 2015 года, оценивается на уровне 2,2% - ниже официального прогноза -3%.  Прогноз на второй квартал 2015 остается на уровне -3%.

В последние недели российское правительство работает над оценкой возможных последствий использования до 80% резервов Фонда национального благосостояния для стимулирования отечественных инвестиций в инфраструктуру. В результате, как ожидается, сформируется трехлетний план действий для поддержки экономического роста. План предполагает увеличение привлечения внутренних инвестиций  до 24% ВВП к 2020 году с нынешних 18%. Цель состоит в том, чтобы подтолкнуть российский экономический рост до 3,5-4% к 2018 году путем инвестиций в частное предпринимательство.

И, в соответствии с этими инвестиционными целями, Центробанк РФ снизил ключевую ставку на этой неделе на 150 базисных пунктов до 12,5%, о чем информировал FTimes.ru. Эксперты не  исключают, что мы увидим ставку на уровне около 10% до конца 2015 года.

Вот какое заявление поступило от Центробанка:

«По оценкам Центробанка России, по состоянию на 27 апреля, годовой темп роста потребительских цен составил 16,5%. Высокие темпы годовой инфляции обусловлены в основном краткосрочными факторами: девальвацией рубля в конце 2014 - январе 2015 и внешними торговыми ограничениями. Между тем, ежемесячный темп прироста потребительских цен, по оценкам, снизился в среднем на 1,0% в марте-апреле с 3,1% в январе-феврале, а годовой уровень инфляции имеет тенденцию к стабилизации. Снижение уровня потребительского спроса на фоне сокращающихся реальных доходов и укрепления рубля в последние месяцы сдерживало цены. Инфляционные ожидания населения снизились на этом фоне. Текущие монетарные условия способствовали замедлению роста потребительских цен. Темпы роста денежной массы остаются низкими. Кредитование и депозитные ставки корректируются вниз под влиянием предыдущих решений Центробанка России по снижению ключевой ставки. Тем не менее, они остаются высокими, с одной стороны, способствуя привлекательности рублевых сбережений, и, с другой стороны, наряду с ужесточением займа и залоговых требований, это привело к снижению годового роста кредитования».

Возникла интересная дискуссия о продолжающемся укреплении российских экономических перспектив. Вот интересный момент:

Родившийся в России инвестиционный банкир Рубен Варданян отметил, что обвал рубля не затронул сильно экономику страны, и примерно 90% населения не склонны покупать импортные товары. И это население, Варданян отмечает, лишь усилило свою поддержку Владимиру Путину в течение нескольких месяцев после введения санкций.

Заявление Варданяна, что 90% россиян не склонны покупать импорт, вызывает улыбку (заодно, посмотрите, в какой стране изготовлен монитор, на котором вы читаете эту статью?), но Варданян справедливо имеет право говорить о том, что замена импорта растет, и это приносит хорошие новости для производителей в краткосрочной перспективе, при этом поддерживая бизнес для привлечения инвестиций в среднесрочной перспективе.

Между тем, «The Economist» не верит в реальность «бычьего тренда» в российской экономике. Основная проблема возникает, когда речь идет о давлении на экономику от $100 млрд. внешнего долга с погашением в 2015 году.

Российский внешний долг государственного и частного сектора с погашением в оставшуюся часть этого года на самом деле не составляет $100 млрд. Выраженный в иностранной валюте долг с погашением в мае-декабре 2015 года составляет $68,8млрд., а баланс на $100 млрд. является рублевым долгом, который не представляет значительных трудностей в финансировании. Из $68,8млрд., валютных займов со сроком погашения в 2015, всего $2,01 млрд. является государственным долгом. Из них $611 млн. это старый долг, времен СССР.

Корпоративные обязательства с погашением в мае-декабре 2015 года составляют $45,43 млрд., из них $12,46 млрд. - это обязательства перед прямыми инвесторами, которые могут быть легко пролонгированы. С учетом этого, можно быть уверенным, что общая чистая нагрузка на валютные резервы с погашением корпоративного долга, будет управляемой.

Часть задолженности с погашением в мае-декабре 2015 года предполагает обязательства банка в $26,57 млрд., из которых нужно гарантированно профинансировать всего $19,9 млрд.

Итого, России «однозначно» придется погасить не более $50 млрд. Так что, паника относительно $100 млрд. иностранных долгов не обоснована.

Между тем, российская экономика получает профициты счетов текущих операций, а также импорт продолжает сокращаться, от чего российские производители становятся сильнее. Это сложный процесс - снижение долговой нагрузки на экономику от неблагоприятных условий, но вряд ли такая уж беда, как считает «The Economist».

Итог: Существенные риски сохраняются, следовательно, российская экономика окажется где-то между «кнутом» от «The Economist» и «пряником» от Министерства экономики РФ.

Прокомментировать








Выбор читателей



Это интересно