Операция «Спецталон»: кто прикрывал советского генерала ГАИ, «торгующего Родиной»

Фото: ShutterStock
ГЛАВНАЯ / Новости общества

Москва, 08.12.2021, 12:53:02, редакция FTimes.ru, автор Оксана Обадовская.

Операция «Спецталон» представляла собой расследование деятельности генерал-лейтенанта Алексея Ноздрякова, в 70-е годы — главы ГАИ Москвы. Причиной послужила анонимная записка, полученная дежурным на Лубянке. В ней было заявлено, что глава московского ГАИ за деньги распространяет спецталоны — особую маркировку для автомобилей. Некоторые из них были проданы преступникам. Сразу по нескольким причинам с первых шагов следователи ступали по очень «тонкому льду».

Спецталоны выглядели как наклейки на лобовом стекле автомобиля. По сути, они были советским аналогом «мигалок» и сирен, которыми сейчас снабжены автомобили не только спецслужб, но и некоторых высокопоставленных персон.

Привить порядочность и законопослушность

Главной целью назначения Алексея Ноздрякова на пост руководителя московского ГАИ было наставление автомобилистов на путь закона. Его задачей было контролировать следование водителей ПДД и привитие им порядочности на дороге. Поэтому в список полномочий генерал-лейтенанта входила подготовка лекций о дорожном движении, а также проведение разъяснительных работ с нарушителями. Кроме того, в целях улучшения ситуации на дороге он участвовал в проектировке трасс и развязок.

Не обошлось и без нововведений. В те времена главным отличительным документом были спецталоны, владельцы которых оказывались вне юрисдикции простых работников ГАИ. Останавливать такие машины было запрещено, при виде особой «наклейки» следовало отдать честь. До Ноздрякова талонные отличия имели автомобили КГБ и МВД, они были именными. Генерал-лейтенант ввел второй тип — анонимные. На них не было именного отличия, их выдавали «нужным людям»:

  • директорам крупных гастрономов, стадионов и пансионатов;
  • главам медицинских учреждений;
  • деятелям культуры;
  • спортсменам;
  • журналистам;
  • руководителям охотничьих обществ.

Вначале «анонимки» выдавались друзьям Ноздрякова и тем, за кого они поручились. Позднее стали продаваться всем заинтересованным, у кого хватит средств — один спецталон стоил до 20 000 рублей (больше 100 зарплат простого рабочего).

Первая проверка и старт операции «Спецталон»

Когда в начале 1978 года в управлении на Лубянке оказался анонимный донос на главу ГАИ Москвы, к нему отнеслись со скептицизмом. Однако проверить наводку все же решили. К Ноздрякову под руководством контроллера Севастьянова были отправлены работники Комитета партийного контроля. Целью проверки было обнаружение и изъятие картотеки выдачи спецталонов. Отвечал за проверку заместитель председателя КГБ Семён Цвигун. Именно он позвонил министру внутренних дел, чтобы выяснить, знает ли Щёлоков о махинациях подчинённого. Нозрякова подозревали в серьезном преступлении, а именно «торговлей Родиной», поэтому разрешение на проверку было получено сразу.

На попытки проверяющих добиться выдачи нужных документов генерал-лейтенант предъявил фотоальбом, на котором лично Брежневым были написаны благодарности «Уважаемому Алексею Петровичу Ноздрякову». Но знакомство с генсеком проверяющих не убедило, и гроссбух Севастьянов все же получил. Только для ознакомления, под обещание вернуть. Сняв с документов копии, их вернули Ноздрякову.

В учетной тетради оказалось две колонки — одна для именных талонов, другая для анонимных. На момент изъятия количество выданных экземпляров достигло 900. Проверка безымянных спецталонов вывела расследование на преступника, бывшего в розыске в течение 9 лет, три из которых он жил в столице под защитой купленной «наклейки».

Нарушения Ноздряковым закона были доказаны, и ситуация требовала решения, однако дело обещало быть непростым.

Идеология партии и надежное прикрытие

В первую очередь проблемой была должность Ноздрякова. Пропаганда СССР позиционировала даже простых милиционеров как защитников и воплощение справедливости. Суд над главой ГАИ мог серьезно ударить по авторитету правоохранительных органов в глазах населения. Поэтому расследование изначально проходило под контролем зампреда КГБ Цвигуна, который еще перед первой проверкой созвонился с министром МВД Щелоковым для уточнения плана действий.

После сбора необходимых доказательств материалы дела были переданы Щелокову. Ноздрякову грозило привлечение за превышение полномочий, потеря должности и судебные разбирательства. Однако на ближайшем заседании Щёлоков подошел к главе КПК Густову и потребовал объясниться, как смеют его подчиненные унижать и беспокоить уважаемых людей? Еще бы ему не возмущаться, ведь половина друзей министра внутренних дел СССР была «счастливыми обладателями» спецталонов. Получается, что персонально Николай Анисимович прикрыл своего подчиненного.

Вскоре о деле Ноздрякова Щелоков доложил Брежневу. Генсек сделал несколько звонков: в управление КПК и лично главе КГБ Андропову. Операцию «Спецталон» закрыли, дело «замяли». Главу ГАИ больше не беспокоили, а продажа спецталонов продолжилась.

Эхо справедливости годы спустя

Алексей Ноздряков оставался на своей должности вплоть до смены власти. Уже после ухода Брежнева, в 1985 году в МВД снова «обнаружились» материалы дела о спецталонах. Повторная проверка показала незаконную выдачу свыше 1100 незаконных «анонимок», появилось подозрение о выдачах без регистрации. Однако даже в то время Ноздрякова не взяли под стражу, просто сняли с должности и отправили на пенсию.

Главным результатом повторного расследования стало аннулирование выданных генерал-лейтенантом анонимных спецталонов.

Комментарии

Ваше мнение

Подпишись на канал FTimes в Яндекс.Дзен

Реклама