Зачем европейские католики скупали русских рабынь

Фото: ShutterStock
ГЛАВНАЯ / Новости общества

Москва, 10.05.2021, 22:10:04, редакция FTimes.ru, автор Татьяна Семёнова.

Со времен монголо-татарского ига или «ордынского владычества», как сейчас, принято говорить, славянские девушки и женщины были желанной «добычей» для воинственных кочевников. Дикие орды доходили до Киева и Москвы, сгоняя в невольничьи караваны население и маленьких поселений, и целых городов. Однако светлокожие невольницы попадали не только в восточные гаремы, европейцы-христиане также охотно покупали себе белокурых славянских рабынь.

В южных провинциях Франции несколько веков существовали огромные невольничьи рынки, которые не уступали по размаху знаменитым «центрам торговли» живым товаром в Крыму. Оттуда, славянских девушек увозили в дома Барселоны и Мадрида. Выбирали невольниц в специальных местах Флоренции и Венеции. Об истории рабовладения «просвещенными» европейцами напоминают даже старинные названия улиц. Так, в переводе, набережная улица Скьявони означает «славянская».

Кто поставлял русских рабынь европейским покупателям

Степная часть Крыма с конца XI века была заселена тюркскими кочевыми племенами. Половцы промышляли военными набегами и грабежами, добывая живой товар тысячами. Позже, набеги на русские земли совершали орды ногайских и крымских татар. Относились они к невольникам хуже чем к скоту, не беспокоясь о том, сколько рабов выживет после долгих переходов. Исключение составляли молодые красивые женщины, они имели высокую ценность и до перекупщиков их старались доставлять бережно, чтобы не испортить «товарный вид».

Живой товар почти за бесценок продавали купцам генуэзских колоний на Южном берегу полуострова. Там к девушкам относились довольно хорошо, если не считать, что для продавца стройная красавица не отличалась от породистого коня.

Практически все невольники сначала поступали на рынок в Кофу, современная Феодосия. Там находился специальный район, где пленники находились не менее 10 дней, дабы убедиться, что они здоровы. Этот район и сейчас именуют карантином.

Первыми, кто осуществил поставки славянских рабынь в Европу стали предприимчивые итальянцы. Особенно ценились рабыни со светлыми волосами. Высокую стоимость имели не только невинные девушки, но и миловидные молодые женщины. Европейцы покупали их для ведения домашних дел, или как кормилиц для своих отпрысков.

Чего не хватало местным женщинам, то с лихвой находилось у светловолосых рабынь. Славянки отличались сердечностью и душевным теплом. Если в семье была русская кормилица, то она относилась к детям, как к своим собственным. Это очень удивляло европейцев, хотя наличие «души» не отменяло статус рабыни, ее часто даже человеком не считали.

Морской устав конца XVI века предписывал выбрасывать за борт все, что только было возможно, ради спасения корабля. Тонущее судно избавляли от драгоценных металлов, лошадей, «рабов и прочих животных».

Если не случалось экстренных ситуаций, то к невольницам относились максимально хорошо. Нельзя было допустить, чтобы девушка выглядела истощенной или больной, Также, значительно снижал стоимость «товара» и свежий шрам или ссадина. Это могло означать, что рабыня пыталась бежать, что было нежелательным качеством у такой «собственности».

Какую цену просили за русских рабынь

Кроме итальянских городов большие рынки невольников существовали и во Франции. В южный регион Руссильон съезжались европейские рабовладельцы. Рабов покупали для работы в поместьях, однако, особым спросом здесь пользовались славянские девушки. Украинский историк Иван Лучинский в XIX веке написал монографию о судьбе русинских невольниц в XIV и XV веках.Самыми дорогими считались рабыни из земель России, Польского княжества и Литвы. Если за темнокожую женщину давали 40 ливров, то славянка стоила не менее 60 ливров.

Если в турецком гареме невольница могла оставаться долго, оставаясь в статусе наложницы, то в Европе рабыню не держали в одном доме долго. Сначала несчастная становилась игрушкой для плотских утех хозяина, но сразу после рождения ребенка, от нее стремились избавиться. Малыша продавали или сдавали в приюты при монастырях, а рабыню перепродавали другому господину, чтобы она могла выкармливать и растить его детей. Существовала также временная передача. В таких случаях срок «аренды» невольницы составлял примерно год.

В столице провинции установилась особая мода на славянок-кормилиц, о чем упоминал историк Ключевский. В домах побережья Черного и Средиземного морей по ночам звучали славянские колыбельные, невольницы укачивали господских детей, хотя их самих лишали счастья видеть своего ребенка. Русская кормилица олицетворяла высокий статус хозяина дома, была живым доказательством его «безупречного» вкуса

Какая рабыня была самой дорогой

Самой дорогой славянской рабыней стала девушка, которую звали Екатерина. Нотариально, феноменально высокая цена рабыни была зафиксирована в 1429 году. Покупатель выложил 2093 французских лиры, что стало абсолютным рекордом публичных торгов. Возможно, рабынь покупали и дороже, для высокопоставленных вельмож или даже правителей, но подобные сделки совершались тайно.

Чтобы понять, насколько высокую цену заплатил покупатель, можно привести стоимость недвижимости в Русильоне. Например, в 15 веке за 2-4 лиры можно было целый год снимать дом в центре города, в эту стоимость входила стирка белья, 3-х разовое питание и конюшня. Новый дом в крупном городе стоил не больше 30 ливров, а подержанный можно было сторговать за 8-10 французских ливров.

Баснословные цены на русских рабынь объяснялись исключительной красотой славянских девушек. Итальянские, французские, испанские дворяне вступали в брак исключительно из-за рациональных соображений, наращивая свое влияние или состояние, а внешние данные невесты в те времена не имели особого значения. Важнее было знатное происхождение и размер приданого.

Мужчины во все времена и во всех частях света не могли устоять перед женской красотой, поэтому для сладострастных утех приобретались рабыни. Во флорентийском архиве хранится письмо одной почтенной матроны своему взрослому сыну. Матушка считала наличие красивой русской рабыни обязательным атрибутом семейной жизни своего отпрыска.

«Мне пришло на мысль, что раз ты женишься, тебе необходимо взять рабыню… Если ты имеешь это намерение, напиши какую… Татарку, которые все выносливы в работе, или черкешенку, отличающуюся, как и все её соплеменники здоровьем и силой, или русскую, то есть из России, которые выдаются своей красотой и сложением…»,- вопрошает в письме знатная флорентийка. Возможно, она планировала преподнести сыну на свадьбу такой особый подарок, считавшийся весьма ценным в прогрессивном европейском обществе тех лет.

Судьба славянских рабынь после завоевания Крыма турками

После того, как Крым стал частью Османской империи, единоличными монополистами в торговле рабами стали крымские татары. Крымский хан серьезно относился к этому виду пополнения казны, поскольку она долгое время оставалась основной статьей доходов. Нескончаемые вереницы славян на всех дорогах, ведущих в Крым, поражали путешественников. Так, один еврейский купец спросил у литовского странника Михалона, кто же остался в тех местах, откуда гонят всех этих несчастных.

Русские князья осознавали, что работорговля приняла масштаб бедствия, но полностью закрыть границы от набегов не имели возможности. Предпринимались попытки собирать особый налог. На такие «полоняничные деньги» выкупали некоторых соотечественников. Эта подать стала обязательной по решению Стоглавого собора. Вплоть до 1679 года каждое хозяйство платило 2 рубля в год с каждой сохи.

Только к 17 веку торговля русскими рабами в Европе стала почти нелегальной. Их считали схизматиками, но и не могли отрицать того факта, что невольники были христианами, а следовательно братьями во Христе.

Некоторым женщинам удавалось вернуться в родную землю. Тут их ожидали допросы с пристрастием, которые проводились в монастырях. Нужно было рассказать все подробности жизни на чужбине, не утаивая ничего и не пытаясь оправдаться. Если невольница не предала веру, ее причащали и отпускали, записав данные в учетные книги.

Хрестоматийными стали истории жизни некоторых русских рабынь. Например рассказ о том, как девушку по имени Екатерина выкрали ногайцы, когда она пошла в лес за ягодами. Пятнадцать лет провела она в неволе, пока не освободили женщину Запорожские казаки. Добиралась она до Путивля пешком, просила еду по дороге у добрых людей. В монастыре выдержала допрос, причастилась и направилась в родную деревню Речки, недалеко от Коломны. До неволи она успела выйти замуж, но ее считали умершей, а муж давно женился на другой. Вторую жену звали Татьяна, ее заставили оставить супруга, а ему священник приказал сойтись с венчанной Екатериной. Правда, запись в монастырской книге не рассказывает о том, как мужчина Богдашко Елизарьев решил ту непростую жизненную ситуацию.

Бывали и чудесные случаи, когда после всех ужасов неволи, женщины находили женское счастье. Так, в возрасте 17 лет девушку Федору похитили ногайцы. После невольничьего рынка Кафы, ее переправили в Царьград, где красавицу купил богатый еврей. Девушка признавалась, что ей пришлось “вкушать их пищу, хотя свою веру на чужую она не променяла”. Хозяин выгодно перепродал невольницу армянину, а тот с  выгодой уступил Федору турку. Последний хозяин требовал от девушки принять ислам, но безуспешно, она даже отказалась от пищи. Испугавшись, что непокорная может заболеть и умереть, турок продал ее русскому по имени Никита Юшков. Так Федора получила не только свободу, но и возлюбленного. Они венчались в православном храме, но остались жить в Стамбуле. У пары родилось двое сыновей, их крестил по православному чину священник царского посольства.

Как закончилась эпоха работорговли

В 1782 году началась операция Потемкина на «усмирению Крыма», а через 2 года эта территория стала Таврической областью. Казалось бы, история работорговли должна была закончиться сразу, но Северный Кавказ еще долгие годы был последним оплотом торговли «живым товаром». Даже в начале 19 века в Турцию переправлялось от 3 до 4 тысяч невольников. Как и в средние века, тогда больше всего ценились молодые красивые женщины славянской внешности.

Английский путешественник Эдмонд Спенсер писал в дорожных заметках, что торговля кавказцев с их «старыми друзьями» персами и турками затруднена, поэтому получить жену стало слишком просто, этот «прекрасный товар уже не стоит, как сотня коров».

С работорговлей успешно боролись российские моряки, которые блокировали суда работорговцев. Торговля невольниками стала настолько опасным и рискованным делом, что постепенно сошла на нет, хотя на Северном Кавказе довольно долгое время считалось нормой иметь невольника в хозяйстве

По приблизительным оценкам историков из всего числа невольников, которых привозили в Европу в средние века, русских рабынь была примерно четверть. Если говорить об общем количестве рабов, то примерно около трех миллионов славян попали в неволю за годы бесчеловечной торговли живыми людьми.

Комментарии

Ваше мнение

Подпишись на канал FTimes в Яндекс.Дзен

Реклама