Стирается ли личность в процессе кремации, и о чём ещё не любят говорить работники ритуальной сферы

Фото: ShutterStock
ГЛАВНАЯ / Новости общества

Москва, 10.05.2021, 22:39:52, редакция FTimes.ru, автор Татьяна Семёнова.

«Где жгут книги, там, в конце концов, будут сжигать и людей!» — Генрих Гейне

Смерть близкого человека — невероятно сложное испытание для тех, кто его любил. Вместе с эмоциональным ударом, близкие вынуждены принимать решение о способе захоронения тела, если покойный не оставил соответствующего распоряжения. Кремация многим кажется проще и экономнее, по сравнению с традиционным захоронением.

Воротилы ритуального бизнеса не скупятся на ладно-скроенные статьи об «экологичности» такого обряда. Граждан убеждают, что все ужасы, которые обсуждаются в народе, не более, чем мифы. Церковь не одобряет кремацию официально, но и не выступает открыто против. Только единицы не боятся говорить неприглядную правду о том, что представляет собой процедура сжигания тела в крематории.

В больших городах кремация становится все популярнее. Так, в Москве и Петербурге доля такого вида ритуальных услуг составляет около 70%. Попробуем разобраться в том, почему привычному способу захоронения сейчас все чаще предпочитают кремацию.

История традиции сожжения мертвых

История кремации берет свое начало в палеолите. К эпохе бронзы эта традиция распространилась повсеместно. Этот обряд стал основным в Древней Греции. Умерших одевали в лучшие одежды и предавали огню, пока «смерть не тронула красоту и любимые черты». Сожжение мертвых было доминирующим обрядом и  в Древнем Риме, именно тут появились специальные колумбарии, где прах находил своё последнее пристанище.

Поэтичные ритуалы прощания с воинами существовали у древних славян, у северных народностей,  а также стали частью традиций в Индии и Японии. Погребальные костры разводились на специальных помостах, или в неглубоких ямах. Скандинавы и славяне практиковали прощание с умершим, поджигая лодку с телом, что символизировало единение четырех стихий — прах(земля), воздух ветер), вода и огонь.

К концу 18 века в Европе столкнулись с проблемой нехватки земли под кладбища. Тогда-то и появились первые печи для кремации. Такой ритуал получил распространение в США и Канаде, и вот, относительно недавно, он появился и в странах, бывших ранее республиками СССР.

Подобный способ «утилизации» мертвых тел не принимают исламские страны, сжигание останков считается крайней степенью неуважения к умершему. Долгие века после крещения Руси кремация порицалась церковью, и только сейчас идет процесс «подстраивания» ритуала погребения под реалии громадных мегаполисов, где вопрос захоронения стоит очень остро, а земля на кладбищах имеет неподъемную для многих семей стоимость.

Как о кремации рассказывают сами ритуальщики

Мы так привыкли к возможностям цифровых технологий, что уже привычно просматриваем предложения в интернете, выбирая какую-то услугу, внимательно читая отзывы. Так, вполне безобидно выглядит и описание процедуры кремации на сайтах ритуальных компаний.

Родственникам не нужно беспокоиться, компании уверяют, что все организовано четко и никаких накладок просто быть не может. После процедуры прощания в морге, гроб с телом покойного забирает сотрудник агентства. Затем следует отпевание в церкви, если таковое запланировано, и конечным пунктом траурной процессии становится крематорий.

В церкви берут освященную землю, ее принято помещать в урну с прахом покойного. После регистрации в книге кремаций, гроб размещают в ритуальном зале. Короткие прощальные речи об ушедшем, печальная музыка, последние минуты прощания почти не отличаются от традиционного обряда погребения.

В заключительной части, лицо умершего закрывают покрывалом. Затем закрытый гроб отправляют на транспортер или в лифт, а оттуда в печь. В некоторых крематориях имеется специальное помещение, откуда родные могут наблюдать за тем, как закрывается печь и разгорается пламя.

Сотрудники крематория рассказывают, что затем происходит в печи

Тело сжигают при температуре от 900 — 1100 градусов, чтобы не перепутать прах, на гроб помещают несгораемую пластину. За время от часа до двух, от гроба с телом остается черно-серый прах, который принято измерять объемом, примерно 2,5 литра.

После полного остывания, из массы удаляют все металлические предметы, для этого используют магнит. Затем сгоревшие останки помещают в машину для перемалывания несгоревших частей. То, что получилось, помещают в капсулу или несколько, в зависимости от пожеланий родных. Далее, урну можно поместить в ячейку колумбария, похоронить в могиле или развеять, если так при жизни завещал покойный.

Ритуальщики с возмущением «открещиваются» от обвинений, что сотрудники крематория могут забирать золотые коронки или дорогие украшения. Еще одним популярным мифом остается байка, что одежда покойного затем продается. Чаще всего, предметы гардероба разрезаны сзади и непригодны для дальнейшего использования или перепродажи.

Также обсуждаются и различные слухи о повторном использовании гробов или случаях, когда родным по ошибке выдают прах другого человека. Подобные мифы могут напугать кого-угодно. Православный священник пояснил, почему близким покойного не нужно беспокоиться о подобных слухах, а наоборот, стоит задуматься совершенно о другом.

Процесс кремации может помешать спасению души

У церкви нет согласия в оценках популярного обряда. Так, православный священник протоиерей Лаврентий Фарли огорчен, что кремация распространена  во всех штатах Америки. Его приход находится в Британской Колумбии, он выступает против сжигания тел и уверен, что самое неприятное о данном процессе тщательно скрывают от людей.

Отец Лаврентий напомнил слова Гейна, о том, что общество, где жгут книги, неизбежно придет к сожжению людей. Его слова стали пророческими. Преступления нацистов и зловещие печи крематориев концентрационных лагерей навсегда останутся в памяти поколений.

«Нельзя бросать в огонь книги, недопустимо сжигать людей»,- заявил священник.

Сторонники современной секулярной культуры пытаются навязать обществу мнение, что человеческое тело не более, чем временный сосуд для «души». Якобы, сгорает только тело, а не человек. Им кажется удачной метафора, где тело можно сравнить с почтовым конвертом, и как только письмо (душу) доставили до адресата, то от конверта можно смело избавляться. Временное вместилище можно сжечь или выбросить, это не имеет никакой этической подоплеки.

Батюшка пояснил, что в теле человека запечатлен образ Божий, ибо  «мы есть тело, душа и дух» и созданы по подобию Божьему. Каждый верующий человек знает, что над телом совершаются церковные таинства, и ему уготовано воскресение для вечной жизни. Тело свято, и должно участвовать в спасении души. Сожжение допускали язычники, которые высмеивали апостола Павла, когда он проповедовал о воскрешении христиан.(ср. Деян. 17, 32).

Священник убежден, что работники ритуальной сферы не рассказывают всю правду о кремации, вернее замалчивают «неудобные» моменты. Они нехотя, но признают тот факт, что даже при температуре в 1000 градусов кости не сгорают полностью. Те, кому довелось наблюдать сам процесс прогорания волос, плоти и жира, переживают жуткий стресс, уверяя, что никогда бы не согласились на подобное, знай заранее, насколько это ужасно.

Что делают с несгоревшими костями можно прочесть на любом сайте. О том, насколько «экологичной» может быть такая процедура может представить любая хозяйка, которая хоть однажды перемалывала твердые зерна в кофемолке. Никто не расскажет правду, что перемалывающая кости машина не очищается после каждой кремации, а значит части разных людей смешиваются в труднодоступных частях механизма. В США считают, что полученную массу специально посыпают тальком, чтобы это больше напомнило прах.

Как при кремации происходит деперсонализация человека

Однажды, протоиерей стал свидетелем неприятного момента, который помог понять, что кремация как бы стирает личность усопшего. Служба еще не закончилась, по покойному читали молитвы, называя его по имени. В этот момент подошел работник крематория с пластиковым пакетом в руках, где находился прах. Он спросил у родственников: «Куда можно поставить это?». Выходит, что в огне также исчезает и личность, происходит фактическая деперсонализация.

Парень не был циником, не хотел оскорбить покойного, он просто воспринимал содержимое пакета, как вещь. Это уже не был человек, а нечто среднего рода, что нужно ссыпать в урну или развеять, то есть избавиться от праха.

В данном случае, это не простая замена местоимения на безличностное «это», для верующих проблема находится в другой плоскости. Разница между сторонниками кремации и приверженцами традиционных обрядов захоронения в том, что последние признают святость плоти даже усопшего человека.

Это закреплено в подсознании и выражается в особом отношении к кладбищам и могилам родных людей, поминальными днями и надеждами встретить любимых после воскрешения. По этическим соображениям Отец Лаврентий не стал комментировать предположение о том, что душа человека переживает страшные мучения во время кремации.

Дни после тяжелой утраты не самое лучшее время для того, чтобы сравнивать и принимать взвешенное решение. Церковь не осуждает, а лишь рекомендует выбрать лучшее решение. Многие священники считают, что нельзя сжигать тех, кого мы любили и продолжаем любить после их смерти. Важно хоронить тела близких, предавая их земле, вверяя души Богу. В любом случае, человеку приходится делать сложный выбор, и соображения экономии или удобства не могут заглушить страх души перед испепеляющим огнем забвения.

Комментарии

Ваше мнение

Подпишись на канал FTimes в Яндекс.Дзен

Реклама